10 сентября 2017      61      0

«Супруги» поневоле

Женская любовь на зоне

Женская колония. Не будем говорить о том, почему так много женщин в нашей стране оказываются за колючей проволокой, почему тем же продавщицам за растрату нельзя определить вместо заключения штрафы или к юным девушкам применить другие санкции, вместо того, чтобы бросать их на дно жизни — это изъяны нашего тяжеловесного законодательства и итог всей нашей несчастной жизни.

Есть ещё одна неприглядная и трагическая сторона в существовании бедных этих женщин, при всей их скученности, — одиночество.

Прежде чем говорить о голоде сексуальном, как о результате нарушения естественного жизненного режима, наверное, следует сказать о том, что изначально — о голоде эмоциональном: о тоске по ласке, но нежному слову, по чьей — то заботе и защите — в этом женщины, как дети.

Многолетнее отсутствие мужчин — это отсутствие не только предмета любви, а и отсутствие предмета обожания.

Для кого представители прекрасного пола тщательно подбирают медальоны, носят кольца, делают причёски, вышивают очаровательные узоры на блузках, подбирают косметику? Для него.

Женщина остаётся женщиной и за колючей проволокой.

И в колонии носят медальоны и кольца, делают прически, пользуются косметикой — но не для мужчин, которых здесь просто нет.

То — то и оно: ни о нежности, ни о трепетности в привычном понимании на сей раз речь вести не приходится, и любовь здесь может быть особой, другой.

Рассказ корреспондента С. Васильева, побывавшего на женской зоне:

— Я должен был посетить в зоне штрафной изолятор. Одна из заключенных, но прозвищу «Голубка Маша», умолила меня передать подруге — «другу», посаженной в ШИЗО, что она её очень любит, скучает и ждёт возвращения.

«Голубка Маша» попросила меня, чтобы я угостил «Зойку — экспресс» сигаретой. Что я всё и выполнил: передал приветы и подарил сигарету. «Голубка Маша» строго за этим проследила и, со своей стороны, выполнила обещание: поведала мне о некоторых таинствах «любви» в неволе.

Женщина в колонии, лишённая общения с мужчиной, вынуждена прибегнуть к ласке своей избранницы, чтобы более не нуждаться в мужчине.

Аргументов здесь много: что только женщина знает, как любить и быть любимой, что есть много способов — так что и другого пола не надо, да и другого пола попросту здесь нет.

Некоторые из заключённых женщин признавались мне, что сроду бы не занимались такой любовью, если бы хоть изредка давали возможность встречаться с мужчиной. Есть в колонии и такие, которые стойко переносят все тяготы заключения, но им, как правило, не позавидуешь.

Заметной привилегией пользуются среди зэчек «коблы» — женщины с мужскими склонностями, с транссексуальными задатками, мужеподобной внешности, а иногда и приятные внешне, но с крупными формами.

Готовя себя на мужскую роль, «кобла» развивает в себе соответственно мужские качества: накачивает мускулы, тренирует характер, изменяет голос, несколько раз в день бреет не только лицо, но и руки и ноги, пока не начнут расти волосы, стягивает грудь жгутами, чтобы её не было видно. «Кобла» постоянно внушает себе, что она — мужчина.

У таких в зоне много преимуществ. Их уважают и боятся. Женщины — зэчки им всё прощают, отдают свои пайки, делятся посылками. Есть зоны, где такие пары живут как супруги, ведут общее хозяйство. Материальными благами (деньги, вещи, продукты) распоряжается «он».

«Кобел» или «жених» ничего не делает по быту. Всю работу выполняет «Маша», «кобылка» или «невеста»- стирает, убирает, гладит. Начальники колоний, которые понимают неизбежность таких отношений, стараются не замечать любовные связи женщин, даже размещают вместе в бараке, чтобы койки стояли рядом.

В таких колониях психологический климат спокойнее. Но за «открытую любовь» следуют репрессии со стороны администрации: за это сажают в штрафной изолятор, лишают очередной передачи, свидания.

Настоящие страсти разгораются из — за новеньких, особенно если девушка хорошенькая. «Коблов» такая сводит с ума. Из — за неё возникают драки: отвоевывает кто сильней.

Многие неприятности и недоразумения между женщинами, в зоне происходят на почве любви. Измену здесь не прощают: в ход идёт всё — нож, заточенная вилка, лопата, телесные повреждения порой бывают тяжелы и даже смертельны.

Некоторые «супружеские пары» продолжают совместную жизнь и после освобождения из заключения, отвергая мужей, если они были.

Нередки случаи, когда «кобел» едет к своей возлюбленной и живет у неё на всём готовом — «отдыхает». Бывает, что и на свободе вернувшиеся к мужьям «Маши» расплачиваются за «измену», настигнутые «коблами» из колонии.

Немало женщин в зонах в знак любви метят себя и подруг татуировками. Активный партнёр — «амазонка» носит изображение кабана на предплечье или на бедре.

Популярны аббревиатуры: «Яхонт» — «я хочу навеки тебя», «Клот» — «клянусь любить одну тебя», «Богиня» — «буду одной гордиться и наслаждаться я», «Змея» — «зачем мужчины, есть я» и так далее.

Наколки делают в местах, скрытых одеждой, нижним бельём. У «Маш» или «невест» наколки наносятся на левое плечо — цветок лилии, или на бедро — роза, обвитая шипами.

У них свои аббревиатуры: «Лебеди» — «любить её буду, если даже изменит», «Сатурн» — «слышишь, а тебя уже разлюбить невозможно», «Клен» — «клянусь любить её навеки».

Вот такая эта «любовь поневоле». И вдруг посреди разных сексуальных картинок, карт, бутылок, кинжалов и любовных признаний встречаешь прекрасные есенинские строки: «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок».

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

 
Категории
Реклама
Опрос

Считаете ли Вы себя модной?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

© 2016-2018 Жизнь глазами женщины · Копирование материалов сайта без согласования с администрацией запрещено.